За последние годы толще стали не только американцы, но и обезъянки-мармозетки, зеленые мартышки и мыши. Проблема может быть глубже, чем мы думаем.

Obese-model

Фото Karen Kasmauski

«Мнение многих обывателей и медицинских работников, что ожирение — результат простого отсутствия силы воли и неспособности изменить свои пищевые привычки, больше не соответствует действительности.»

Много лет назад, читая во время полета «Записки из подполья» Федора Достоевского из подполья и женские журналы со статьями о том, как следить за фигурой, Вуди Аллен соединил оба переживания в одном эссе. «Я толстый,» – начиналась она. «Я отвратительно жирный. Я самый жирный человек, которого я знаю. У меня нет ничего, кроме избытка жира по всему телу. Мои пальцы жирные. Мои запястья жирные. Мои глаза жирные. (Можете ли вы представить себе жирные глаза?) ». На дворе был 1968 год. Большинство людей тогда в мире были более или менее пропорционально сложены, а остальные миллионы голодали. Weight Watchers была новой организацией для решения новой экзотической проблемы. Идея о том, что жир может вызвать приступ классической русской тоски, была смешной.

Это, как мы привыкли говорить во время моего калифорнийского детства, было тогда. Теперь, в 2013, шутка  1968 года стала трюизмом. Впервые в человеческой истории людей с избыточным весом стало больше, чем недоедающих, а ожирение широко распространилось и в богатых, и бедных странах. Уровень заболеваний, которые провоцирует ожирение – сахарного диабета, болезней сердца, инсульта, почечной недостаточности — быстро растет во всем мире, и Всемирная организация здравоохранения прогнозирует, что в ближайшие пару лет они станут одними из ведущих причин смерти во всех странах, включая самые бедные. Более того, в долгосрочной перспективе провоцируемые избыточным весом заболевания гораздо дороже в лечении, чем инфекции и несчастные случаи, под которые оптимизированы современные системы здравоохранения. Ожирение угрожает людям многими годами утомительных болезней, а системам здравоохранения – банкротством.

И поэтому специалисты говорят нам все более громко, что мы жирные – отвратительно, угрожающе-глобально жирные. Мы должны взять себя в руки и совладать с нашей слабостью. В конце концов, всем очевидно, кто виноват в расползании этого пугающего глобального слоя жира: это мы, которые снова и снова, миллиарды раз в день, выбираем есть слишком много и двигаться слишком мало. Что же еще это может быть? Если у Вас избыточный вес, это потому что вы не сказали «нет!» сладостям, фаст-фуду и картошке фри. Это потому, что вы катаетесь на лифтах, автомобилях и тележках для гольфа, в то время как ваши предки благородно напрягали бедра и икры. Как вы могли поступить так с собой и с обществом?

Мнение о безнравственности лишнего веса просочилось во многие сферы жизни, внося путаницу даже в умы профессионалов. Ранее в этом месяце, например, американский эволюционный психолог Джеффри Миллер выразил дух времени в своем твите: «Уважаемые ожиревшие претенденты на степень доктора наук: если у вас нет силы воли, чтобы отказаться от углеводов, вам не хватит силы воли на диссертацию. #Правда». Предприятия делают прибыль на слабых сторонах своих клиентов. Между тем правительства больше не считают, что их граждане вправе сами решать, какую еду выбирать в кафе или в магазине. То, что вчера казалось слишком экстремальным, сегодня становится правилом жизни. Например, недавно в Нью-Йорке предприняли попытку запретить большие стаканы для сладких напитков. Или другой пример – в Дании ввели дополнительный налог на продукты, содержащие более 2,3% насыщенных жиров. Наконец, в Самоа Air приняли новые тарифы, основанные на весе пассажира, с лозунгом: «Вы сами решаете, как дорого (или дешево) будет стоить ваш билет».

Некоторые правительства теперь спонсируют программы с залихватскими названиями, такими, как «Let’s Move!» (US), «Change4Life» (Великобритания) и «actionsante» (Швейцария). Используются и менее дружелюбные подходы. С 2008 года японское законодательство требует, чтобы компании измеряли и сообщали размер окружности талии всех работников в возрасте от 40 до 74 лет. Таким образом те, кто выходит за рамки рекомендуемых норм, будут получать электронную почту с предупреждениями и советами.

Рука об руку с властью, которая пропагандирует контроль над собой, идет бизнес, который продает его  в виде продуктов питания, лекарств, услуг, операций и новых технологий для потери веса. Гонконгская компания Hapilabs предлагает электронную вилку, которая отслеживает, как быстро вы едите, предотвращая переедание: если вы закидываете в себя еду слишком быстро, она вибрирует, чтобы предупредить вас. В докладе консалтинговой компании McKinsey & Co, выпущенном в мае 2012, говорится, что глобальная индустрия здоровья и красоты в скором времени достигнет объемов в триллион долларов. «Ожирение дорого с точки зрения расходов на здравоохранение,» — говорят они, а после добавляют с усмешкой — «Работа с ним – это большой, жирный рынок».

И вот, кажется, у нас есть консенсус, что избыточная масса тела (определяется как индекс массы тела 25 или выше) и ожирение (ИМТ 30 и выше) являются следствием индивидуального выбора. Общество тратит огромное количество времени и денег на эту идею. Да и большие шишки в бизнесе и правительстве, кажется, увлечены этой точкой зрения. Возможно потому что безжалостная самодисциплина сопровождала их на всем пути к их нынешнему статусу. Единственное, что нам неизвестно – действительно ли эта теория верна.

«Более высокие уровни женского ожирения связаны с более высоким уровнем гендерного неравенства в стране.»

Разумеется, вам этого не скажет никто из профессионалов общественного здравоохранения и веллнесс-бизнеса. Они, скорее, будут уверять нас, что «наука говорит», что ожирение вызвано личным выбором в отношении питания и физических упражнений. Как недавно выразился мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, отстаивая предлагаемый им запрет на большие стаканы: «Если вы хотите похудеть, не ешьте. Это не медицина, это термодинамика. Если вы потребляете больше, чем вы расходуете, вы накапливаете это.» (Что, съели? Это не сложная медицина, это простая физика, самая научная наука из всех.)

Тем не менее, ученые, которые изучают биохимию жиров, и эпидемиологи, которые отслеживают тенденции веса, далеко не так единодушны, как об этом можно подумать по словам Блумберга. Многие исследователи полагают, что обжорство и лень не могут быть единственным объяснением для глобального увеличения веса человечества. То есть, они полагают, что по-крайней мере часть пропаганды изменения пищевого поведения является пустой тратой времени и денег. Ричард Л. Аткинсон, заслуженный профессор медицины и диетологии в University of Wisconsin и редактор International Journal of Obesity, в 2005 году высказал свою точку зрения: «Мнение многих обывателей и медицинских работников, что ожирение — результат простого отсутствия силы воли и неспособности изменить свои пищевые привычки, больше не соответствует действительности.»

Рассмотрим, например, проблематичный факт, о котором сообщил в 2010 году биостатистик Дэвид Б. Эллисон и его соавторы из Университета Алабамы в Бирмингеме: за последние 20 лет, в течение которых толстеет американский народ, толстеют и американские обезъянки-мармозетки. Так же как и лабораторные макаки, шимпанзе, зеленые мартышки и мыши, а также домашние собаки, домашние кошки, домашние и дикие крысы как из сельских, так и из городских районов. Исследователи изучили данные по этим восьми видам и обнаружили, что средний вес каждого вида увеличился. Мартышки набрали в среднем 9% веса за десятилетие. Лабораторные мыши – около 11%. У шимпанзе по каким-то причинам дела особенно плохи: их средний вес возрос на 35% за 10 лет. Эллисон, который уже слышал о необъяснимом росте средней массы лабораторных животных, тем не менее был удивлен общей согласованностью процесса у такого большого числа видов. «Практически в каждой популяции животных, которую мы рассматривали и которая подходила под наши критерии, была та же самая тенденция,» – сказал он мне.

Нетрудно представить, что люди, которые сами переедают, перекармливают и своих домашних животных или оставляют на задних дворах более питательные отходы для уличных кошек и грызунов. Но это не объясняет, почему увеличивается вес также у лабораторных животных, питание которых строго контролируется. На самом деле, жизнь лабораторных животных так точно рассчитана, и так внимательно наблюдается, что исследователи могут исключить любое случайное воздействие человека. Данные показывают, что эти существа набрали вес в течение десятилетий без каких-либо существенных изменений в их диете или деятельности. Очевидно, что если животные становятся все тяжелее вместе с нами, это не может быть просто от того, что они едят больше сникерсов или чаще ездят на работу на машине. Напротив, тенденция предполагает существование каких-то широко распространенных причин, которые действуют независимо от каждого конкретного лица и которые вносят свой вклад в ожирение многих видов.

Такой глобальный скрытый фактор (или факторы) может помочь объяснить, почему большинство людей набирают вес постепенно, в течение десятилетий, в кажущемся противоречии с термодинамикой Блумберга. Медленное увеличение запасов жира позволяло бы предположить, что люди каждый месяц едят лишь ненамного больше, чем расходуют. Но если бы это было так, то, как заметил Джонатан C K Уэллс, профессор детского питания в Университетском колледже Лондона, похудеть было бы очень легко. Одна из последних моделей работы организма предполагает, что потребление всего 30 лишних килокалорий в день может привести к серьезному увеличению веса. Учитывая ежедневный рацион (от 1500 до 2000 калорий в бедных странах; 2500 до 4000 в богатых), 30 килокалорий являются мизерным количеством: по моим подсчетам, это всего лишь два или три орешка M&Ms. Если бы отказа от такого малого количества еды было бы достаточно, чтобы предотвратить увеличение веса, то не было бы никаких проблем  и потерять несколько фунтов. Вместо этого, как мы знаем, похудеть людям чрезвычайно трудно.

Также трудно согласовать с моделью «это-просто-термодинамика» и многие другие аспекты увеличения веса во всем мире. В богатых странах ожирение чаще встречается у необразованных, бедных людей и людей с низким статусом. Даже в некоторых бедных странах, по данным исследования, опубликованного в прошлом году в International Journal of Obesity, увеличение веса в течение долгого времени было характерно для наименее обеспеченных слоев населения. Также интересно то, что лишний вес распределяется неравномерно между полами. В отчете, опубликованном в Social Science and Medicine journal в прошлом году, Уэллс и его соавторы показывают, что в исследовании, проводившемся в 68 странах, на каждых двух мужчин с ожирением было три полных женщины. Кроме того, исследователи обнаружили, что более высокий уровень женского ожирения связан с более высоким уровнем гендерного неравенства в стране. Почему, если масса тела зависит исключительно от личного выбора человека в вопросе питания, есть зависимость между массой тела и разницей в доходах или отношениями между полами?

«Химические вещества, попавшие в организм во вторник, могут провоцировать сохранение большего количества жира в среду»

Чтобы понять все это, чисто термодинамическая модель должна апеллировать к сложным непрямым последствиям. Например история могла бы выглядеть так: вы испытываете стресс от бедности, и стресс заставляет вас больше есть, а самая дешевая доступная еда  содержит больше  «пустых калорий», поэтому бедные люди толще, чем состоятельные. Эти хитросплетения необходимы из-за мантры термодинамической модели «калории есть калории есть калории»: неважно кто вы и какую именно еду вы едите, это не имеет отношения к тому, отложится ли жир в вашем теле. Вредность «плохой» пищи, такой как чипсы, состоит в том, что она делает потребление калорий легче, чем это было бы с брокколи или яблоком.

Тем не менее, как писал сам Уэллс в начале этого года в European Journal of Clinical Nutrition, ряд исследователей пришли к мнению,  что «не все калории одинаково равны». Проблема питания, содержащего много мяса, жира или сахара состоит не только в том, что потребляется много калорий. Она в том, что такое питание изменяет биохимию накопления и расходования жира, склоняя системы организма в сторону накопления. Уэллс отмечает, например, что сахара, транс-жиры и алкоголь влияют на восприятие организмом инсулина, от которого зависит обработка углеводов. Это может казаться чисто техническими различиями. Но на самом деле это смена парадигмы: если проблема не в количестве калорий, а в биохимическом воздействии на процессы создания и хранения жира в организме, то количество пищи или напитков не является все объясняющей причиной набора веса. Если конфета провоцирует ваш организм отложить жир, то тот факт, что вы ее съели, может быть столь же важным, как и количество съеденных конфет.

Что еще более важно, «вещи, которые изменяют метаболизм жиров в организме» — это гораздо более широкая категория, чем еда. Бессонница и стресс, например, влияют на работу лептина, гормона, который сообщает мозгу, что тело съело достаточно. Какие еще факторы могли бы влиять на это? Вирусы, бактерии и промышленные химические вещества становятся объектами исследования ожирения. А также такие аспекты современной жизни, как электрический свет, тепло и кондиционирование воздуха. Есть ряд доказательств, что все это необходимо рассматривать как прямые причины увеличения веса: дело не в том, что стресс заставляет вас есть больше, а в том, что он заставляет вас набирать вес, непосредственно изменяя деятельность ваших клеток. Если все или некоторые из этих факторов действительно способствуют общемировой тенденции ожирения, то термодинамическая модель неверна.

Мы, конечно, окружены разными промышленными химикатами. Например, по даным Фредерика фом Саал, профессора биологических наук в Университете Миссури, органическое соединение, которое называется бисфенол-А (или BPA), и которое используется во многих бытовых пластмассах, обладает свойством изменения процесса регулирования жироотложения у лабораторных животных. А недавнее исследование Леонардо Трасанде и его коллеги из Нью-Йоркского университета медицины показало, что люди с самым высоким уровнем BPA в моче в пять раз чаще страдают ожирением, чем люди с самым низким уровнем. В выборку исследования входили 2838 американских детей и подростков.

BPA используется настолько часто — во всем, от детских чашек до алюминия в банках для напитков, — что почти все жители развитых стран имеют его следы в моче. BPA не уникален в этом. В любой развитой или развивающейся стране есть много соединений, использующихся в пищевой промышленности, которые стоило бы изучить с точки зрения, не являются ли они  “катализаторами ожирения”, которые склоняют организм к накоплению жира. Например, в исследовании, проведенном Environmental Working Group, в пуповинной крови 10 детей, рожденных в больницах США в 2004 году, были обнаружены 287 различных промышленных химических соединений. Беатрис Голомб, профессор медицины в Университете Калифорнии, Сан-Диего, предложила длинный список кандидатов на исследование, перечислив химические вещества, которые нарушают нормальный процесс хранения и использования энергии в клетках. В список подозреваемых входят тяжелые металлы в продуктах питания, химические вещества в солнцезащитных кремах, чистящие, моющие средства, косметика и антипирены, которыми обрабатывают постельное белье и пижамы.

Химические вещества и металлы могут способствовать развитию ожирения в краткосрочной перспективе путем изменения способа производства и сохранения энергии в клетках, либо путем изменения сигналов в процессе сохранения жира, так что тело начинает создавать больше жировых клеток или делает уже существующие клетки объемнее. Они также могут влиять на гормоны, которые стимулируют или уменьшают аппетит. Другими словами, химические вещества, попавшие в организм во вторник, могут способствовать сохранению большего количества жира в среду.

Также возможно, что химические вещества могут влиять на биохимию тела людей в более длительной перспективе — например, еще до их рождения. Развивающийся плод не является спокойно невозмутимым и не подверженным внешним влияниям объектом, как следует из популярного образа. На самом деле он крайне чувствителен к окружающей среде, в которую будет рождаться. И основным источником информации об этой среде служит его питание через пуповину. Как отмечал 20 лет назад Дэвид Дж П Баркер, профессор клинической эпидемиологии в Университете Саутгемптона, у голодных матерей потомство подвержено большему риску ожирения. Пренатальная среда, утверждает Баркер, настраивает метаболизм детей, готовя их к жизни при дефиците еды, таким образом их тела могут запасать жир когда только можно, чтобы поддержать их в периоды голодания. Если голода не случится, склонность ребенка к накоплению жира перестает быть преимуществом. 40000 младенцев, выношенные в Голландии в “голодную зиму” 1944-1945 годов, во взрослом возрасте имели больше случаев ожирения, диабета и проблем с сердцем, чем их соотечественники, которые развивались без влияния голода, вызванного войной.

«Вполне возможно, что распространение электрификации способствует ожирению, заставляя людей есть в темное время суток, когда наши предки спали.»

И просто, чтобы показать сложность вопроса, скажем, что ряд исследователей также считают, что промышленные соединения могут влиять на сигналы организма. Например, Брюс Блумберг, профессор развития и клеточной биологии в Университете Калифорнии в Ирвине, обнаружил, что беременные мыши, подвергнутые воздействию органических соединений олова (химические соединения на основе олова, которые используются в различных отраслях промышленности) имели потомство более тяжелое, чем мыши, которые не подвергались такому воздействию.

Другими словами, химические вещества могут менять сигналы, которые развивающийся плод использует для настройки метаболизма.

Больше всего беспокойства вызывает наличие свидетельств о том, что такое влияние “программирования плода” может продолжаться не одно поколение. Например, с высокой вероятностью ваш вес при рождении будет близок к весу вашей матери при ее рождении.

За перечисленными выше главными подозреваемыми могут скрываться и другие —  те, которых Дэвид Аллисон с другой группой соавторов недавно назвал «нехожеными тропами» исследований ожирения.

Рассмотрим, например, повышенный контроль над температурой окружения, который дает людям цивилизация. Существует «термонейтральная зона», в которой человеческое тело может сохранять свою нормальную внутреннюю температуру без особых энергетических затрат. За пределами этой зоны, когда становится достаточно жарко для потоотделения или достаточно холодно для начала дрожи, организму приходится расходовать энергию для поддержания гомеостаза. Было показано, что температуры выше и ниже нейтральной зоны и у человека, и у животных провоцируют сжигание жира. Высокая температура среды также оказывает косвенное воздействие: у людей уменьшается аппетит.

Ресторан, у которого в жаркий день сломался кондиционер, увидит резкое снижение объемов продаж (да-да, кто-то проводил и такое исследование). Возможно, мы толстеем отчасти потому, что наши обогреватели и кондиционеры держат нас в термонейтральной зоне.

А как насчет света? Исследование Лауры Фонкен и ее коллеги из университета штата Огайо в Колумбусе, опубликованное в 2010 году в Трудах Национальной академии наук, сообщает, что мыши, подвергавшиеся воздействию дополнительного света (либо свет не выключался вообще, либо создавались сумерки вместо полноценной темноты) набрали почти на 50% больше веса, чем мыши, получавшие ту же диету, но жившие в нормальном цикле день-ночь с чередованием света и полной темноты. Возможно, этот эффект связан с тем, что постоянный свет сбивает мышей с их естественных ориентиров, когда им есть. Дикие мыши едят ночью, но лишенные темноты мыши вынуждены были есть днем, в “неправильное” физиологически время. Вполне возможно, что распространение электрификации способствует ожирению, заставляя людей есть по ночам, когда наши предки спали.

Существует также возможность того, что ожирение может быть заразным в буквальном смысле. Вирус под названием Ad-36, вызывающий у людей коньюктивит и респираторные инфекции у людей, также имеет любопытное свойство вызывать увеличение веса у кур, крыс, мышей и обезьян. Конечно, было бы неэтично проверять наличие этого эффекта у людей, но в настоящее время известно, что антитела к этому вирусу находятся гораздо чаще у людей, страдающих ожирением, чем у людей с нормальным весом. Обзор исследований Томохиде Ямада и его коллеги из Токийского университета в Японии, опубликованные в прошлом году в журнале PLoS One, показало, что люди, ранее переболевшие Ad-36, имели значительно более высокий ИМТ, чем те, кто не болел.

Аналогичная ситуация с бактериями. Эксперименты Ли Каплан и его коллеги из Массачусетского общего госпиталя в Бостоне в начале этого года обнаружили, что бактерии, взятые от мышей, которые потеряли вес, при помещении в других мышей, по-видимому вызывают процесс похудения у реципиентов. Также исследование на людях, проведенное Ручьи Матур и его коллегами из Медицинского центра Сидарс-Синай в Лос-Анджелесе, опубликованное в Журнале клинической эндокринологии и метаболизма в начале этого года, показало, что те, кто имеют избыточный вес, чаще, чем другие, имеют в кишечнике повышенную популяцию микроорганизмов под названием Methanobrevibacter Smithii. Исследователи предположили, что эти организмы могут быть  особенно хороши в переваривании пищи, что дает больше питательных веществ и тем самым способствует увеличению веса.

Впервые связь ожирения с вирусами постулировал в 1992 году в Индии Нихил Дурандар. Он заметил, что куры, умершие от аденовирусной инфекции были пухлыми, а не истощенными. Ныне исследователь является профессором  Pennington Biomedical Research Centre в Луизиане. Он предложил броский термин, описывающий распространения избыточного веса с помощью бактерий и вирусов: “infectobesity”.

Никто не говорит, и не должен говорить, что эти “нехоженые тропы” являются единственным верным объяснением причин ожирения, только лишь для того, чтобы свергнуть фальшивого идола важности индивидуального выбора. Также мы не должны считать, что благодаря альтернативным теориям правительства могут прекратить попытки предотвратить серьезную проблему, ставящую под угрозу общественное здравоохранение. Эти теории важны по другой причине. Само их существование — то, что они правдоподобны, имеют некоторые доказательства и по ним планируются дальнейшие исследования — опровергает мнение, что ожирение является закрытым вопросом,  по которому наука сказала свое окончательное слово. Вполне вероятно, что каждая из «нехоженых троп» способствует глобальному ожирению. Может быть, часть этих гипотез работает в одних местах и не работает в других. Но то, что вопрос по-прежнему открыт, позволяет понять со всей ясностью, что ожирение  — это не простой физический эксперимент в средней школе.

«Мы все больше осознаем, что приписывая ожирение личной ответственности человека, мы очень упрощаем проблему.»

Вероятно, это самая эпическая из альтернативных теорий ожирения, выдвинутая Джонатаном C K Уэллсом. Насколько я понимаю его теорию, ожирение — как бедность, финансовые бумы и спады, или война — это крупномасштабное явление, которое никто сознательно не планирует, но которое состоит из миллионов отдельных действий, составляющих человеческую историю. Его модель предполагает, что лучший русский писатель, ассоциирующийся с идеей глобального ожирения, это не Достоевский, со своей тоской самоистязания, а Лев Толстой, с его взглядом на роль исторических сил в судьбе человека.

В теории Уэллса утверждение, что индивидуальный выбор управляет всемирной эпидемией ожирения  — иллюзия, как иллюзия и то, что люди могут управлять своими судьбами независимо от истории. Толстой писал в конце романа “Война и мир” (1869), что нами движут социальные силы, которые мы не воспринимаем, так же как мы не чувствуем, что Земля движется в пространстве, движимая физическими силами. Таков смысл объяснения Уэллсом современного ожирения. В прошлом году в американском журнале биологии человека он предположил, что ключевая причина ожирения — не что иное, как история капитализма.

Я буду перефразировать сложные аргументы Уэллса (сам он ссылается и на работу рецепторов лептина, и на данные о размере индийской экономики в 18 веке). Это сага, охватывающие многие поколения. Давайте начнем с бедного фермера, растящего продовольственные культуры в бедной стране в Африке или Азии. В капиталистическом поиске новых рынков и дешевых материалов и рабочей силы, европейцы взяли его экономику под контроль в конце 18 или начале 19 века. При помощи налогов, сборов, а иногда и жестоких репрессий, их новая система сильно «поощряет» фермера и его соседей прекратить выращивание своей собственной еды и начать вместо этог выращивать некоторые более ходовые товары — например, кофе на экспорт. Теперь, когда фермеры не выращивают свою пищу, они вынуждены покупать ее. Но так как все стремятся увеличить прибыль, те,  кто покупает урожай кофе, стремятся платить как можно меньше, и фермеры голодают. Спустя годы, когда дети фермера идут работать на заводы, логика остается той же — им платят за их работу как можно меньше. При изменении системы земледелия капитализм сначала уничтожает традиционную защиту земледельцев от голода, а затем толкает многих ранее обеспечивавших себя самостоятельно людей в экономическую нишу, в которой им платят недостаточно для нормального пропитания.

Восемьдесят лет спустя благодаря глобализации и аутсорсингу потомки фермера вышли из рядов бедняков и присоединились к быстрорастущим в 21 веке рядам потребителей среднего класса. Капитализм приветствует их: теперь эти потомки — целевая аудитория способствующего ожирению образа жизни (обилие химических веществ, стресс, кондиционеры, лифты-а-не-лестницы) и покупатели еды и напитков, которые являются «катализаторами ожирения”.

Но это еще не самое худшее. Как я уже говорил, реакция человеческого тела на его питание может длиться всю жизнь, и даже может передаваться по наследству следующему поколению. Если вы или ваши родители — или их родители — недоедали, у вас больше шансов стать тучными в среде, богатой пищей. Кроме того, люди, страдающие ожирением, могут передавать своим детям изменения в обмене веществ, которые предрасполагают к ожирению и следующее поколение.

Дети перекормленных родителей так же, как и дети голодавших родителей, имеют метаболизм, склонный к набору веса. Это означает, что прошлое недоедание в сочетании с нынешним обильным питанием является ловушкой ожирения.

Уэллс называет эту двойную связь ‘метаболическим гетто’, и вы не можете избавиться от нее всего лишь превратив бедняков в потребителей среднего класса: это превращение само по себе и является триггером ожирения. «Ожирение», пишет он, «как и недоедание, это принципиальные состояния плохого питания, которым в любом случае содействуют мощные прибыли от манипуляций мировыми поставками еды и от ее качества».

Однако ловушка еще глубже. «Логика капитализма, — продолжает Уэллс, — требует, чтобы пищевые компании всегда искали немедленной прибыли и долгосрочного успеха, и их оптимальная стратегия, таким образом, включает поощрение людей к выбору продуктов, которые наиболее выгодно производить и продавать — как на поведенческом уровне, за счет рекламы, манипулирования ценами и ограничением выбора, так и на физиологическом уровне, посредством укрепления привыкания к свойствам продуктов» (под которыми он имеет в виду сахара и жиры, делающие “’катализаторы ожирения” такими привлекательными и вызывающими привыкание). Короче говоря, Уэллс сказал мне по электронной почте: «Мы должны понимать, что мы еще не поняли, как решить эту ситуацию, но мы все больше осознаем, что приписывать ожирение личной ответственности — это слишком упрощенно. Вместо того, чтобы твердить о личной ответственности так много, Уэллс считает, что мы должны анализировать глобальную экономическую систему, стремясь реформировать ее так, чтобы она способствовала доступу к питательным продуктам для любого. Это трудная задача, по общему признанию. Но об этом стоит задуматься хотя бы только для того, чтобы усилить критику нашей индивидуальной ответственности как основы упитанности.

Что мы, простые обыватели, а не  активисты и не ученые, можем сделать для этих научных дебатов? Как вариант, можно, конечно решить, что никакой политики противодействия ожирению создать невозможно, потому что “наука еще не определилась”. Но это плохое решение: наука никогда полностью не определится, она всегда находится в состоянии изменения и самоанализа, и никогда не дает окончательных ответов. Не бывает такого момента в науке, когда все сомнения исчезают и все вопросы решаются, и именно поэтому ”ждать определенности от науки” — это позиция промышленности и бизнеса, которые не хотят, чтобы поколебался их статус кво.

Политика, как сказал британский политик Вэйленд Йонг, это “искусство принимать хорошие решения при недостаточных данных”.Перед лицом массивного кризиса общественного здравоохранения правительства вправе искать какие-то средства, используя наилучшую информацию, которую может предоставить наука, при этом осознавая, что через 10 или 20 лет наука будет иметь совсем другие данные.

Вопрос, скорее, заключается в том, действительно ли государства и бизнес делают все возможное, используя те данные, которые уже предоставлены? Должна ли наука осуждать, говоря, что ожирение — выбор людей, который позволяют себе слишком много  есть? Если это так, то такие действия, как обязательное в Японии измерение талии, и такие продукты как Hapifork будут эффективными. Но если ожирение больше, чем простая термодинамика, тогда часть из миллиардов долларов, потраченных на изменение личного выбора людей, будет потрачена впустую. В таком случае пришло время испробовать альтернативные действия, основанные на альтернативных теориях, и посмотреть, насколько они эффективны.

Сегодняшние служители профилактики ожирения с полным авторитетом завляют, что у них есть ответ. Но точно так же в 1950-х годах Бруно Беттельгейм обвинял в детском аутизме недостаточно заботливых матерей. Так же, если уж на то пошло, поступали клирики в Лиссабоне в 18 веке, обвинив в землетрясении людей, вставших на греховный путь. История недобра к властям, которые из-за ошибочных догм причиняли излишние страдания людям, игнорируя при этом реальные причины неприятностей.

А история эпохи ожирения до сих пор не написана. David Berreby, перевод Е. Новиковой. http://www.aeonmagazine.com/being-human/david-berreby-obesity-era/

Опубликовано: 22 июля 2013г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Навигация по записям